Поэт из Горно-Алтайска Владимир Хвоин – ярчайший представитель рериховской поэзии. Каждое его стихотворение пронизано идеями, заложенными в Учении Живой Этики. Представляем вашему вниманию сборник его стихов “Преодоление”.

Переворачивается страница истории. Все – и хорошее, и плохое – выявляется в человеке полностью. Плохое – для преодоления. (Грани Агни Йоги)

Созидательная устремленность всегда утверждает противодействие, потому под Нашим Щитом такие битвы. Но на Нашем Щите начертана победа. (Беспредельность)

Преодоление

Светила блещут в вышине,
Простор лучами окропляя,
И в сокровенной тишине
Вершится тайна неземная.

Идет творение миров,
Планетных сфер и сил природных,
И пробуждение от снов
Могучих рас и душ свободных.

В круговороте звездных лет
Магнит космический решает
Судьбу пылинок и комет…
И ход событий назначает.

Таков закон и жизни суть – 
Чем выше красота стремленья,
Тем будет напряженней путь
И ярче мощь преодоленья.

Альпинисты

Любили люди высотой
Испытывать себя,
И шли к вершине, словно в бой,
Коварный лед рубя.

Их метод был порою груб
Но честь им и хвала;
Сверкал на солнце ледоруб,
Крошилась в пыль скала.

А нынче каждый альпинист;
И что ни день, с утра –
Подъем! И в путь: кто вверх, кто вниз;
Крута судьбы гора.

Но чем трудней, отвесней льды,
Тем ближе перевал
И тот рубеж, который ты
Еще не покорял.

На то

На то и сочная роса,
Чтобы траву поить;
На то и шхуне паруса,
Чтобы ветра ловить;
На то и грозная волна,
Чтоб силу испытать; 
На то и молодость дана,
Чтоб закаленным стать.

В беспредельности

Грандиозные сраженья
В беспредельности кипят;
Это Силы Провиденья
Созидают и Творят.

Чей-то разум ужаснется:
«Разве может биться Свет!?»
Но ведь сердце тоже бьется!
И без битвы жизни нет.

Атлантида

Мир стонет, гибнет в суете.
Кто со щитом, кто на щите,
Кто под конем, кто на коне,
Кто под волной, кто на волне…
Короткий воздуха глоток
И вновь в пучину, под поток,
В борьбу, во тьму, в водоворот…
Не унимается народ
Грядущему наперекор,
Не дальше носа кругозор;
Не видит вовсе ничего,
Что не касается его.
Не слышит, как дрожит земля,
Не чует, как горят поля,
Как косит урожаи град…
И уж пошел на брата брат.
Взгляните, милые, вокруг.
Поверх клубка из ног и рук,
Поверх взъерошенных голов,
Поверх разноречивых слов,
Поверх всего, что в мире есть,
Идет Пылает Огненная Весть!
Преграды на пути сломив,
Идет завещанный Прилив.
Идет Прилив – на волоске
Судьба букашек на песке.
Идет Прилив, кто с ним – спасен,
Кто против – волнами сметен.
Идет Прилив, и на куски
Он разнесет материки.
Восстала тьма, взбесился мрак;
И Атлантида гибла так.

Волны

Волны, волны – стихийная сила,
Все купается в этих волнах;
Налетело, нашло, оглушило…
Раздраженье кипит в бурунах.

И тоска подступает и гложет.
Значит где-то беда – поспеши!
И летят наши души, быть может,
На спасение чьей-то души.

Умоляю, родные, терпите!
Не давайте себя растерзать,
Только образ любимый храните
И умейте без устали ждать.

Затмение

Три громады, три творенья
Встали в ряд.
Серой мглою, лунной тенью
Мир объят.
Даже время замирает
На часах.
Диск светила не пылает
В небесах.
Но проходит наважденья
Темный пик.
Прекращается затменья
Долгий миг.

Пизанская башня

В кадре экрана страна итальянская
И знаменитая башня пизанская –
Манит туристов, но взоры не радует,
Медленно клонится, медленно падает.

Много веков длится это падение
И приближается миг обрушения.
Может Земля под волною гигантскою
Тоже накренилась башней пизанскою.

Реанимация

Маятник времени бьется о скалы;
Эти удары как сердца дуплеты!
Нет, не конец это – это начало –
Реанимация нашей планеты!

Маятник времени – веский как бита!
Маятник времени – гибкий как розга!..
Реанимация нашего быта,
Реанимация нашего мозга.

Свобода воли

Мы часто пытаемся силу свою
Направить на варварский путь,
Стараясь в знакомую нам колею
Чужую судьбу повернуть.

Но воля свободная людям дана
И выбор у каждого свой.
Земная тропа – добровольна она.
Зачем человеку конвой.

Закат державы

Как черный фитилек огарка,
Как метеорная звезда –
Внезапно вспыхивают ярко,
Чтобы потухнуть навсегда,
Так пред падением печальным
Держава может процвести,
Являя в блеске триумфальном
Закат насущного пути.

Кто?

Кто нам готовит испытанье?
Кто неожиданно в пути
Приносит разочарованье
И к цели не дает идти?

Кто нам устраивает козни,
Экзамен учиняет вдруг?
Кто подстрекает нас на розни?
Где он – источник наших мук?..

Но вот препятствие уходит
И мы с собой наедине
Вдруг понимаем кто нас водит,
По чьей мы мучились вине.

Каждый

Мысль летит в просторы Света
И возносит за собой,
Если мысль прекрасна эта,
Если рядом нет другой.

Той, что в бездну низвергает
И в пучину волочит.
Каждый мысли выбирает,
Каждый сам себя казнит.

И грядущая обитель
Будет каждому своя;
Каждый сам себе спаситель,
Каждый сам себе судья.

Мысли-кони

Ни большого, ни малого нет.
Мысли-кони несутся над нивой,
Выбивая подковами след,
Полыхая косматою гривой.

Этот бег безобиден на вид,
Но пустынным останется поле;
Топот мыслей – как топот копыт
Скакунов необузданных волей.

Груз

Мы бисером бус безутешно играем
И мысленный груз, не подумав, метаем;
Но этот магнит нас когда-то поманит;
Куда полетит он – туда и потянет.

В одночасье
Вот события родятся
Мыслями колючими,
Вот они уже роятся
И летают тучами.

Саранчою нападают
На посевы хлебные.
Стонут люди, но ведь знают
Про слова волшебные.

Для чего плодить несчастье,
О земная братия!?
Если можно в одночасье
Прекратить проклятия.

Астрал

Полуневежда, полушут,
Изысканных любитель блюд,

Потех и сладкого питья,
И удовольствий бытия,

И развлечений всех мастей;
Живет он бурями страстей.

Качаясь на качелях чувств,
Сегодня полон – завтра пуст,

То ненавидя, то любя,
Он все желает для себя,

К чужим проблемам слеп и глух.
Но власть над ним имеет – дух.

Гордыня

Гордыня – дерзости сестра,
Гордыня – воли конура,

Откуда в сердце ты взялась?
Твоя стихия власти сласть,

Твоя обитель плоти мир;
Ты благодетель и кумир

Сама себе, ты бич в руке;
Твои рабы на поводке

Плетутся позади тебя,
Не созидая, а губя.

Судьба

Судьба смеется над тобой;
Спешишь, стараешься порой:
Из кожи вон, об стену лбом,
И градом пот, и пыль столбом…
А что потом, каков итог,
Чего достиг, что сделать смог?
Какой рубеж преодолел,
Какой вершиной овладел?..
Или на полпути раскис,
Назад свернул, сорвался вниз?
Иль заблудился и поник,
В коварный забредя тупик?
А может, не дойдя чуть-чуть,
Вдруг осознал, что в ложный путь
Тебя увлек пустой азарт?..
И финиш обернулся в старт.
А где-то, кто-нибудь другой
За путеводною звездой
Спокойно шел на свой Олимп,
Храня в душе священный нимб,
И не сломился, и достиг,
И покорил заветный пик.
Теперь он на вершине той,
С которой сброшен ты судьбой.
А ты внизу без сил лежишь
И тщетно на небо глядишь –
Звезду удачи не найти
Тебе средь Млечного Пути.
Так что же, все выходит зря!?
И лишь затем цвела заря,
Чтобы потухнуть навсегда,
Не дав желанного плода!?..
Ты жизнь и время не щадил,
Сражался на пределе сил
За воплощение идей,
Но, как вода промеж камней,
Они уходят… Обмелел
Твой океан кипучих дел.
А может это оттого,
Что ты форсировал его
И сам же вспенивал волну,
Взрывая штиля тишину?
Не подобрав сначала ключ,
Ломился в двери, был колюч,
Упрям и груб, почти жесток,
Нетерпелив… И вот итог.
Но ведь судьба – всего лишь тень.
Ты бился с тенью ночь и день;
Не изменив свои черты,
Пытался тень исправить ты.

Полигон

Жизни каменный каньон –
Лабиринт исканий…
Мы – всего лишь полигон
Новых испытаний.

А вокруг шипят пары
Старых интересов;
Мы – лишь поле для игры
Ангелов и бесов.

Но активность проявлять 
В поединке этом
Нам дано и выбирать
Между тьмой и Светом.

Живая стена

Ни чума и ни холера
Плоть не поразит,
Если огненная вера
Факелом горит.

Братья в пламень облачались
Ауры своей
И уверенно спускались
В очаги смертей.

Даже пуля роковая,
Взвизгнув, отлетит,
Коль пред ней стена живая
Сталью заблестит.

Между звуком и огнем

Вот молния сверкнула в небе!..
Ты замер и раската ждешь.
Как хрупок жизни тонкий стебель,
Как холоден у смерти нож.

Трепещет сердце ожиданьем –
Секунда… и ударит гром.
И жизнь летит очарованьем,
Стрелой меж звуком и огнем.

Бой

Сгустилась тьма. Свистит картечь.
Воитель духа, где твой меч?..
Коротким стало острие? –
Держи! Вручу тебе копье.

Прими снаряды в мощный щит;
Удар последний все решит;
Удар последний за тобой;
Не дрогни! Будет трудный бой.

Водовороты

Вокруг смерчИ острее бритвы,
Водовороты и шторма;
Жизнь – это поле вечной битвы
Страстей и трезвого ума.

Жизнь – это страха одоленье,
Который шепчет из-за плеч;
Он тоже ищет проявленья –
Смущает мысль, коробит речь.

Сластит угодливое слово,
Горчит сомненья миллиграмм;
Но сделать выбор за другого
Никто не может – только сам.

Не мудро, плавать не умея,
Нырять в крутой водоворот.
Но только «смелым Бог владеет»
И храбрый города берет! 

Кони

Пылает степь. Огонь и чад
До самых облаков;
И кони от пожара мчат,
Спасая седоков.

В галоп, к обрыву под горой,
Не замедляя бег, -
Один иссиня-вороной,
Другой как первый снег.

Вот он – рубеж… и бездны гул…
Ну, милые, держись!
Тут дрогнул черный, отвернул.
Но белый взвился в высь!

Пловец

Пловец, представь: ты будешь плыть,
И попытается накрыть

Тебя огромная волна…
Что сделает с тобой она,

Коль ты не дрогнешь, не свернешь,
Коль ты всю волю соберешь

И, чутко уловив поток,
Приложишь силу в нужный срок?

Ты прав, пловец, тогда волна
Не будет для тебя страшна;

Неистовым накатом вод
Она лишь кверху вознесет.

В деле

Все слабое и ложное,
Пустое и ничтожное
Как будто наказания
Боится испытания.

А твердое и прочное,
Надежное и точное
От дел не уклоняется
И в деле проверяется.

На пробном камне вечности
Крошится лед беспечности,
Невежества и лености,
Потехи и надменности.

Трещат от напряжения
Вражда и нетерпение,
И хитрость, хоть и славится,
Коробится и плавится.

Но мастерство и знание
Идут сквозь испытания
В простом своем обличии –
В торжественном величии.

Глубина

Мы часто делаем одно,
Поддавшись вдруг волне,
Но суть поступка под волной
Скрываем в глубине.

Нам кажется, что мы правы
В искусстве искажать,
Что пересудов и молвы
Сумеем избежать.

Но раздвоением всегда
Мы умаляем цель
И натыкаемся тогда
На собственную мель.

Прекрасна мысли глубина
Прозрачностью своей,
Когда ни буря, ни волна
Не властвуют над ней.

Победитель

Вновь история факт огласила
И ему исключения нет –
Не родится из слабости сила.
Не бывает случайных побед.

Но крестами увешанный китель
Есть лишь символ растраченных сил.
Только тот до конца победитель,
Кто себя навсегда победил.

Сизиф

К вершине подъем необычно красив
И легкость его украшает.
Оставим тот камень, который Сизиф
Доселе напрасно катает.

Труд

Нет, ни проклятье, ни хомут,
Ни звонкая монета…
Благословен во веки Труд –
Оплот Огня и Света!

И каждый день с зари, с утра,
Одолевая сложность,
В Труде рождается искра,
Рождается возможность.

Полет

Скользнула птицей в небе тень…
Чтоб двигаться вперед,
На землю сброшена ступень.
А цель одна – полет.

Путь России

Тебя ничем не очернить.
Твой путь победно-светел.
Тебя террор не смог убить,
Хотя он в сердце метил.

Тебя и рынок не свихнет;
Пусть множатся металлы;
Но день наступит, час пробьет
И лопнут капиталы.

А Ты пойдешь своей тропой,
Тропой мечты, свободы…
Тропой любви. И за Тобой
Потянутся народы.

Да будет!

Божественна людей природа.
Да будет на Земле свобода!
Да будут под щитом луны
Перед законом все равны!
Да будет Братство на планете!
Талантливы да будут дети!
Да воцарится навсегда
Любви счастливая звезда!

Только вперед!

Нам нет обратного пути,
Все в прошлом сожжено для нас;
Мечта крылатая, лети
И приближай счастливый час!

Любовь победная, веди,
Как светоч через тьму преград;
Там жизнь, там радость впереди
И звездной юности парад!

Что?

Что есть судьба? Порой игривость,
Порой жестокая борьба.
Космическая справедливость –
Вот, что есть истинно судьба.

Земные рамки угнетают,
Но надо двигаться и жить.
Не многие на свете знают,
Что им придется искупить.

И в этом мудрость, в этом сила;
Закон могуч – что спорить с ним.
Мы знаем то, что есть, что было,
А будет то, что создадим.

Расплата

Шальная нежданная горечь -утрата…
А может быть, это всего лишь расплата?
И следом за горечью без промедленья
Нежданная радость идет – полученье?

Мы часто печалимся, что-то теряя,
Причину потери, конечно, не зная;
А с новой находкою все забываем,
Живем и смеемся, и снова теряем.

На прошлое взор обращая порою,
Нам кажется жизнь бесконечной игрою:
Как точно цена отмерялась на деле –
Чем больше платили, тем больше имели.

Кара

Глупец убегает от кары своей,
Но мудрый к расчету стремится.
Не лучше ли стать, расплатившись скорей,
Свободным и вольным как птица!?

Тогда и над пропастью можно летать,
Тогда и беда не коснется.
А если и вовсе долгов не иметь,
То счастье навеки вернется.

Единение

В единении – стойкость и сила.
Не страшитесь! Когда вы со Мной,
Вы пройдете над бездной любой,
Вы уже побеждали светила.

Бесстрашие

Жемчужины жизней нанизаны в ряд.
Бесстрашие – лучший доспех и наряд,
Бесстрашие – верный удачи залог,
Бесстрашие – острый победный клинок.

Как трещина камень бесценный сечет,
Так капля сомненья сознанье гнетет.
Бушует зловещая буря опять…
И снова прикажем себе – устоять!

Стрела улыбки

Приняв удар, не наносить в ответ –
Вот в чем удачи будущей секрет.
И поединок кончить лишь одной –
Улыбки поражающей стрелой.

Идущий дойдет

Несмотря ни на что – идти!
И препятствия на пути

Не должны ни на миг смущать;
Несмотря ни на что – вставать,

Если было паденье вдруг,
Если выбило нить из рук…

И какое нам дело – в том,
Что сегодня лишь тьма кругом.

Наше дело – идти вперед!
А идущий всегда дойдет.

Порой

И такое бывает порой –
Среди будней активен герой,

Энергичен, общителен, горд
И умен, и в решениях тверд.

Но нежданно приходит беда,
И герой тот растерян тогда;

Он не знает, где выход найти,
Как удар роковой отвести.

И тогда среди мглы грозовой
Появляется новый герой.

Талисманы

Во всяком предмете и в каждой вещице
Имеются разного рода частицы –
Одни хаотичны, одни совершенны;
И вызвать их можно наружу мгновенно.

Представим себе неудобство предмета,
И сразу помехою станет он где-то;
А если подумать о пользе вещицы,
Сиянием добрым она озарится.

Прекрасное качество мысли имеют,
Они на предметы энергию сеют.
Услышав о том, засмеются профаны,
Но мудрые ценят свои талисманы.

Формовщик

Всем знакомы напряжения в суставах,
Всем понятна плодотворная работа;
Не в ленивых утомительных забавах
Создается замечательное что-то.

Форма мастером из глины претворилась;
Впечатляет – он лепил руками ловко.
Только прежде, чем творение родилось,
Силой мысли формовалась заготовка.

И восхвалит кто-то руки золотые,
Что бессмертие заложили в металле,
Но шедевры и сокровища литые
Мысли золотом чеканились вначале.

Антиподы

Порой под плащом перемены погоды
Приходят спокойствия к нам антиподы:
Упреки, пустые заботы, сомненья,
Чужой интерес, не свое нетерпенье…

Знакомыми нам прикрываясь словами,
Они убеждают, что это мы сами,
И мнение чье-то упрямо внушают,
И, пользуясь случаем, нас раздражают.

Немудро на эти уловки поддаться,
Напрасно с гостями такими сражаться;
Успех – равновесие духа слагает,
Но только без веры его не бывает.

Граница

И длинных романов не вечны страницы –
У жизни земной непреложны границы;
Промчатся круиза веселые будни
И каждый окажется в тонущем судне.

Тогда, чтобы жертвы не гибли напрасно,
Им Кормчий приказ свой отдаст громогласно.
Но где там… Его не услышали даже;
Там паника, давка, погрузка поклажи…

Наполнены ужасом эти мгновенья –
Кому-то погибель, кому то спасенье.
И тонут бедняги с вещами своими,
Коль лучшая ценность не понята ими.

Под луной

Все бренно в мире под луной,
В былое канет суета,
Закончит век очередной
И плоть и кровь… и шар земной.
Но вечна мыслей красота!

Зерно

Пусть будет доброе зерно,
Иначе яд родится.
Мысль! Ей бессмертие дано,
Она не умертвится.

Ее не топит ни вода,
Ни пламя не сжигает;
Она, живущая всегда,
Сегодня воскресает.

Путь к Истине

Ее не сыщешь средь вина,
Ей чужды споры и пороки;
От обывателей она
Хранит чистейшие истоки.

Тернисты к Истине пути.
Хотя оявлены Заветы,
Но каждый должен сам найти
Ее созвездий самоцветы.

Светильник

Священный помните завет –
Пылайте радугой зажженной,
Дарите свет и только свет,
Но не светильник, вам врученный.

Сеятель ветра

Мысль или слово,
Жест или взгляд
Снова и снова
В небо летят.

В небо высоко,
В звездную даль…
Видит ли око
Тучи вуаль?

Множась стократно,
Туча гремит;
Тучу обратно
Тянет магнит.

До миллиметра
Точен расчет.
Сеятель ветра
Бурю пожнет.

Любой ценой

Ледяной торос
Отодвинулся,
Через пропасть мост
Перекинулся.

Но не видел взор
Ни тугой настил,
Ни с которых гор
Он опущен был.

И не думал мозг,
Что пора придет
И незримый мост
От беды спасет.

Только сердце глас
Подавало свой:
«Выполнять Указ
И любой ценой».

Человек предполагает

«Человек предполагает…»,
Все стремясь постичь умом,
Ну «…а Бог располагает».
И не нам судить о том,
Как решится План Владыки
Непреложный и великий.

И не нашим представленьем
Измерять его масштаб.
Человек своим сужденьем
Просто узник, просто раб
Предрассудочных процессов
И своих же интересов.

Потому напрасны споры
И речей ветвистый лоск –
Высшей мудрости просторы
Не вместятся в узкий мозг.
Только сердце тропку знает,
Но его любовь питает.

Рука Ведущая

Доверие к Руке Ведущей –
Мощнейший принцип бытия.
Иначе по волне ревущей
Как проплывет твоя ладья?

Но с мудрым Кормчим, без сомнений,
Крылатый парус распахнув,
Ладья над гребнями волнений
Взлетит, в восходе полыхнув.

И среди скал во власти стужи,
Где камнепад и ледники,
Рука Ведущая послужит
Опорой для твоей руки.

Она пространства неземные
Поможет нам преодолеть,
Чтоб, полюбив миры иные,
К красотам звездным улететь.

Ведь Космос, далями зовущий,
Соединяет все сердца;
У всех свой путь и свой Ведущий.
И горизонтам нет конца.

Вдохновенье

Порой под тяжестью томленья,
Как обыватель под луной,
Мы ждем порыва вдохновенья,
Внезапной искры неземной.

Но можно, можно, без сомненья,
Не ждать, не призывать к нему
И не роптать на вдохновенье,
А устремляться самому.

Тогда в огне преодоленья
Расплавится инертный гнет
И, как на крыльях, вдохновенье
С небес высоких снизойдет.

Весла

Есть у лодок весла,
У людей ремесла.
Жизнь прожить – не море
Переплыть в линкоре.
Волны, словно Терек,
Где ты, милый берег?
Трудная работа…
Не дойти без пота,
Не доплыть без муки.
Огрубели руки,
Утончились души.
Как достигнуть суши,
Одолеть теченье?
Весла лишь спасенье!
Быстро!.. Осторожно!..
Бросить невозможно.
А того, кто бросит,
К водопаду сносит.

Язык

Что ядовитее, чем яд,
Острей, чем меч, точней, чем взгляд?
Чем можно душу исцелить
И мир огромный покорить?

Где клад бесценный для людей,
Оазис тайн, кристалл идей,
Влекущий вечной новизной?..
Где этот дар судьбы земной?

Он есть! – ничтожен и велик…
И пропасть он, и горный пик,
Болото и живой родник…
Наш пробный камень – наш язык.

Талант

Священный пламень, свет живой –
Он дан тебе, но он не твой.

Захочешь огнь поработить
Иль в землю вздумаешь зарыть

И он потухнет; в дым, в угар
Уйдет небесно-звездный дар.

Как птица выпорхнет в окно;
Но если хоть одно зерно

Блеснет из глубины души –
Заметь его, не потуши,

Породой не засыпь пустой.
То вестник жилы золотой.

Отшельник

Глухой непроходимый ельник
На склоне диком и крутом.
Там в дебрях прячется отшельник,
Ему пещера – лучший дом.

Устав от суеты и шума,
От какофонии людской,
Живет он непрерывной думой
Перепоясанной тоской.

Пронзая мысли глубиною
Века и скальный монолит,
Он ослабевшею рукою
Едва заметно шевелит.

И сколько здесь – уже не знает;
Длинна седая борода;
Он только вечности внимает;
Летят, проносятся года.

Но пробил час! В гранитной нише
Как знак блеснул восход лучом;
И повинуясь Воле Высшей,
Отшельник свой оставил дом.

Ни суеты, ни смуты бремя
Могучий дух не замечал;
Он вышел – наступило время,
И людям знание отдал.

След

Природа, Мать, в твоей обители
Так коротка порою жизнь;
Вот снова звери-истребители
Над бедной жертвой собрались.

Загнали лань, и нет спасения.
Ее на части стая рвет.
Неужто Божье Провидение
Такой придумало исход!?

Нет! Человеку быть назначено
Планетным лидером, венцом;
И эта роль им не утрачена,
Она завещана Творцом.

Мы – люди волею свободною
Питаем тех, кто позади;
Так взглянем же на степь бесплодную,
На след от своего пути.

Не наши ль там тела разорваны?
Не наш ли это лязг клыков?
Не мы ли кружимся как вороны
И бродим стаями волков!?

Отлив

Снова тоска захлестнула волной,
Спазмами давит неволи земной.

Это отлив и энергия в нем
Вниз утекает в каверны ручьем.

Силы уходят, как влага в песок;
Где он – живительной праны глоток?

Спад неизбежен, но следом идет
Мощный прилив и стремительный взлет!

Это закон, это пульс, это ритм,
Это Природа, волнуясь, творит,

Это симфонии вечной мотив,
Это лишь тихая нота – отлив.

Пралайя

Мысли спят, царит пралайя,
Горизонты застилая;
Но не вечна тень.
Ночь пройдет, блеснут квазары,
Славя утро манвантары,
Славя новый день.

Углерод

Давайте возьмем элемент углерод,
Представим, что он – человеческий род;
Тогда, чтоб алмаз из него получить,
Давление мощное надо явить.
А легкая бытность, увы, породит
Лишь серую массу, лишь слабый графит.

Жизни поток

Мимо проносится жизни поток,
Волны тяжелые стонут;
Пусть они бьются и режут песок,
Пусть они сердца не тронут.

Дни пролетают, как кадры кино,
Сцена сменяется сценой.
Нам лишь сознание наше дано,
Как наблюдатель несменный.

Основы

Внешний мир – это волны прибоя,
Что колышат поверхность души;
Но о целом судить не спеши,
Не затронув глубинного слоя.

Одоление сил непогоды
Не в победе над пеной волны,
А в спокойствии вод глубины,
Где таятся основы природы.

Опыт земной

Какую же пользу тебе, человек,
Дает изнурительный жизненный бег?
В нем финиш и старт одинаковы тем,
Что начал ни с чем и уходишь ни с чем.

Останутся только плоды от трудов,
Но время – оно как могучий жернов
Сотрет в порошок все деяния рук,
И ветры их пылью развеют вокруг.

Однако бегут и бегут бегуны,
Влекут их дороги под знаком луны;
И те же вопросы пред ними всегда:
Зачем мы пришли? И уходим куда?

Но если представить иные миры,
Где дОроги не покупные дары,
Гдн ценность сокровищ века не сотрут?..
И все, что там есть, - добывается тут.

Подобно ныряльщикам в толщу глубин,
Спускаются души с небесных вершин
На твердь, на поверхность, где опыт земной,
Как россыпь жемчужин блестит под луной.

У родника

Студеный ключ в июльский зной
Трех путников собрал;
Напившись влагой ключевой,
Один из них сказал:

«Хорош родник, свежа вода,
Прохлада у ручья…
Но скоро вечер и тогда
Ко мне придут друзья.

Пойду, пора, пора домой
Приветствовать гостей.
Вино и яства… пир горой
Устрою для друзей».

«Красив обычаем Кавказ, -
Другой промолвил тут, -
А вот меня, увы, сейчас
Товарищи не ждут.

Расстался с ними я давно,
И где они – друзья?..
Мне знать про это не дано;
Один на свете я».

И наступил молчанья миг,
Раздумие души.
И было слышно, как родник
Звенит в лесной тиши.

Тогда под сводами берез,
Под родниковый звон
Задали третьему вопрос,
И улыбнулся он:

«Прекрасны дальние края,
Прекрасен край родной;
Мои друзья?... Мои друзья…
Они всегда со мной».

Непонятное

Непостижимое опять
Явилось и ушло;
И разум силится понять –
Добро в нем или зло.

Сегодня не блеснул ответ
Сквозь пелену препон,
Но память сохранит сюжет
До будущих времен.

Настанет день, придет пора
Ушедшее всплывет;
И непонятное вчера
Внезапно оживет.

Сто друзей

Пространство, как великолепно,
Что ты наполнено друзьями,
Что ты вибрируешь целебно
И озаряешь нас огнями.

И если бьет судьба жестоко,
Мы твердо верим в помощь друга;
Пространство, как ты многооко,
Многоголосо, многоруко…

Не зря в народе говорится
(А жизнь пословицы слагает) –
Где сто монет не пригодится,
Там сто друзей всегда спасает.

Суд

Нависли силуэты гор
Безмолвием громад.
Молчал расставленный дозор.
Пробрался враг, как тать, как вор;
Не ждал его отряд.

Сурово собрались друзья;
Предателя ведут…
Хрустит опавшая хвоя…
Недавно жили как семья,
Теперь готовят суд.

Готовят тяжкий приговор.
Что будет впереди?
Чем искупить такой позор?
И разнеслось по склонам гор:
«Ты сам себя суди!»

Ушел он… скрыла пелена
Предательства оскал.
Но словно лопнула струна…
И год спустя, лишенный сна,
Он миг кончины ждал.

Страз смерти – самый жуткий суд
На жизненном пути.
Куда предатели пойдут,
Когда все сроки истекут?
Им некуда идти.

Маяк

Буря судно потопила;
Двое лишь спасенных было,
Вынесло волной.
Неприветливый и скальный
Остров принял их печальный,
Дикий и пустой.
Им в отчаянье казалось,
Что надежды не осталось,
Мучил страха лед,
Ужас голода и смерти,
Но проходит день, поверьте.
Судно к ним идет.
Спасены! Вот диво! Вскоре,
Чтоб давать сигналы в море, 
Вырос здесь маяк.
Чтобы, стоя у штурвала,
Как бы буря не швыряла,
Видел курс моряк.
И представьте – те же двое,
Что спаслись в волнах прибоя,
Много долгих лет
Добровольно, без печали
Там служили и ночами
Зажигали свет.

Царь

Царь войско свое на сраженье послал
И битвы исход на холме ожидал.
Вдруг видит он – всадников туча вдали
Без копий, без знамени мчится в пыли.
«Победа! – воскликнул взволнованный царь, -
Противник разбит» Но: «Увы, государь, -
Сказали ему приближенные тут,
То наши бойцы с поля боя бегут».
Однако монарх усмехнулся в ответ:
«У этих ни копий, ни знамени нет,
А воины наши имели с собой
И острые копья, и флаг боевой».
Советники снова царю говорят,
Что бросил все это разбитый отряд,
Но царь ликовал, он обратное мнил
И в грезах своих победителем был.
Случается, мнится такое подчас,
Но также другое бывает не раз.
Порой победивший в тяжелом бою
Никак не осмыслит победу свою.
Ведь может пройти и немало годов
От срока посева до сбора плодов.

Отражение

Посмотрите – скользит по поверхности вплавь
И коробится вид отраженья. 
Искаженная суть, искаженная явь…
А причина простая – волненье.

Лишь когда успокоится водная гладь,
В ней, как в зеркале, мир отразится.
Можно что-то увидеть и что-то понять,
Если только волна усмирится.

Лишь когда наступает душевный покой,
Можно истины сердцем коснуться.
И осколки ее, что разбило волной,
Лишь тогда воедино сольются.

Лицо

У соплеменников своих
Порочных качеств не ищите,
А лучше в духе промолчите,
Когда волна беснует их.

И если кто успех сулит,
То хорошенько приглядитесь
И на кумира не молитесь, -
Не только золото блестит.

Таков обычай у людей –
То недостойно наделяют,
То все напрасно отнимают,
Срединных не поняв путей.

О, сколько соли надо съесть,
Чтоб разглядеть лицо природы
И человеческой породы,
Чтоб знать и видеть то, что есть.

Огненная лавина

Мы воду вскипевшую пьем,
И воздух пропитан огнем.
Мы с жадностью ждем новостей
И маемся в бурях страстей.

Наш мозг, как остывший сосуд,
Вершит над собой самосуд,
Но сердца горячая нить
Пытается жизнь сохранить.

Огонь! Он лавиной идет;
Эпоха Огня настает;
Идет, разрушая одних,
Идет, возвышая других!

Окраса у пламени нет,
Нейтрален у пламени цвет;
Но каждый, кто дышит огнем,
Всего себя выявит в нем.

Предел

Вечерний отблеск догорел;
Над миром тьма глумится.
Где тот отчаянья предел,
За коим помощь мчится!?

Придет она в последний час,
Она уже у входа.
Заката луч давно угас,
Но бьется пульс восхода!

Лети мечта

Лети, крылатая мечта,
До самых звезд лети!
Пусть отворяются врата
На избранном пути.

Пусть расцветает впереди
Небесный лик зари;
Лети мечта, зови, веди
И властвуй, и твори!

Напряжение

Струна лишь напряженная звенит,
Лишь вольт высокий создает движенье,
И Космос созидает и творит
В невероятной силе напряженья.

Сознанье наше эхом дальних звезд
Величие Вселенной отражает –
Оно идет лишь на пределе в рост
И только на пределе достигает.

Пособники

Этот рой к пособникам причисли,
Что шлифуют грани бриллиантов –
Малые докучливые мысли
Могут быть предтечами гигантов.

Не за раз великое творится,
Но упорно ростится годами;
И дорога гладкая мостится
Малыми, но прочными камнями.

Астролог

Спустился ночи полог,
Сознанье погружая в сон;
Но при свечах сидит астролог,
Он гороскопом увлечен.

«О звезды – властелины судеб,
Вам сила вечности дана;
Как крохотны и слепы люди,
Как царственно блестит луна».

А на другом краю планеты,
Где утро новое встает,
Другой ученый в ливне света
Встречает солнечный восход.

Во взгляде бьется мысль живая –
Источник необъятных сил;
И знаки звездные читая,
Он стал сотрудником Светил.

Время такое

Время такое, что хуже войны,
Нету разрядки ни в чем,
Ночью терзают бредовые сны,
Те же кошмары и днем.

Время такое – психический бум,
Успокоения нет;
Мозг воспален от усиленных дум
И не находит ответ.

Воздух и тот уже рвется по швам,
От напряженья гремит;
«Господи, сколько же мучиться нам!?» -
Люд изнуренный скорбит.

И уповая на Высший закон,
Просит судьбу пощадить…
Время такое. Но лучше времен
Нет, чтобы дух закалить.

Клинок мужества

Клинок куется с двух сторон –
Под молотом проворным
И наковальней стонет он,
И обретает формы.

А чередуя жал и хлад, -
Безжалостно калится.
Лишь так рождается булат
И мужество творится.

Оружие

Когда слеза туманит глаз,
Когда рука дрожит,
Тогда оружие – балласт,
И не поможет Щит.

Но если кисть твоя тверда,
И если точен взгляд,
Победа прилетит тогда
На звон мечей и лат.

Борьба

В твоих руках твоя судьба;
Пока внутри идет борьба
И Свет сражается со тьмой,
И есть надежда – ты живой.

Любые козни – не беда,
Противник по плечу всегда;
Чем выше рост твоих идей,
Тем искушения сильней.

Но Свет приветствует борьбу –
Грозы сверканье и пальбу,
Зари торжественный наряд,
Планет сияющий парад,

Далеких звезд во мгле ночи
Проникновенные лучи…
Все, без чего в просторах нет
Ни достижений, ни побед.

Враги

Кто нас зацепит за изъян,
Невидимый для глаз?
Кто укрепит рубцами ран
Души глубинный пласт?

Кто даст энергию в пути,
Как топливо костру,
Поможет силы обрести
И в стужу и в жару?

Преграды возведет ступень,
Чтобы взойти смогли…
Кто нас преследует как тень
На всех стезях земли?

Они как вехи бытия
Среди ночной пурги –
Переодетые друзья –
Заклятые враги.

Рост духа

Растите опыта кристалл
Среди удач и бед,
Где он – вчерашний идеал?
Отцвел как пустоцвет.

Недавний тонкий аромат
Стал запахом болот
И песни прежние шумят,
И танец не влечет.

Сиянье звезд сквозь мглу ночи
Уже глаза манит;
И стал заслонкой для печи
Когда-то мощный щит.

Над черной бездною летя,
Теперь неведом страх.
Взрослеет дух, растет дитя,
Меняясь на глазах.

Орел и крот

В темноте живет
Крот.
Может на простор, на свет?
«Нет».
Но орел вперед гляадит,
Бдит:
На полете он восход
Ждет.

Горы не трепещут

Внизу моря шумят и плещут,
Они волной раздражены;
Но горы – горы не трепещут,
Вершинам бури не страшны.

Кого волнение качает –
Стремится к морю поскорей,
Но горы сильных привлекают,
Чей дух спокоен средь вихрей.

Борьба и победа

Борьба и победа… и снова борьба,
И новая радость сраженья!
Безвыходность – тесная клетка раба,
Но есть красота завершенья.

Когда частокол обступает кругом
И нет ни тропинки, ни следа,
Единственный выход – идти напролом,
Единственный выход – победа!

Глыбы

Среди песчинок есть и глыбы;
На них летит упреков рой.
А кто еще сыграть смогли бы
Такую же большую роль!?

Вердикт кармы

О, если б жаром ты пылал
Иль холодом студил,
Огнем в ненастье согревал
Иль в зной мороз хранил…

Но ты чуть тепл, ты тускл и слаб,
А потому изволь –
Посторонись, негодный раб!
Другой сыграет роль.

И не кляни судьбу свою
И жалкий жребий свой,
Но знай, что в жизни, как в бою,
Решает все – герой.

Передовая

«Назвался груздем – в кузов полезай».
А коль решил, что ты отважный воин,
Не отступи, сражайся, побеждай
И будь такого выбора достоин.

Вокруг немало милых, добрых душ;
Они умны и благо понимают;
Они стремятся к свету через глушь.
Но будущее сильные слагают.

Сегодня битва охватила всех;
В ней каждый огласит свое решенье.
Но главная победа и успех –
Здесь, на передовой, в огне сраженья.

Привилегия

Стихи творятся не для славы,
Не ради власти и забавы
Они срываются с пера;
Но в каждой рифме есть искра.

И привилегия поэта лишь в том,
Чтобы огнем куплета
Как бликом молнии сверкнуть,
Идущим озаряя путь.

Единицы

Для кого-то, быть может, и диво,
А кому то обычное дело –
Без страховки по краю обрыва
В равновесии духа и тела.

Там опасны любые уклоны,
Бездна дышит дыханием львицы.
На равнине внизу – миллионы,
Над обрывом вверху – единицы.

Чудо

Чудесная сила напрасно прольется,
Коль вера остыла в потухшем сознаньи.
Коль рухнет опора – и мост оборвется,
А как без моста одолеть расстоянье?

Законы природы едины повсюду;
И если частоты приемника сбиты,
Приема не будет, не будет и чуда.
Лишь чуду созвучий все дали открыты.

Новые

Устремление новых сознаний
Приближает грядущие дни –
Новый мир в новизне сочетаний
Проявляют мечтами они.

Чистоту изумительной праны
Привлекают сердца и уста;
И рождаются светлые страны,
И нисходит к Земле Красота.

Они и вы

Вас люто терзают,
Вас ловят на всем,
Как будто пытают
На прочность огнем.

А их не тревожат,
Им чужда борьба,
Им нервы не гложет
Зубами судьба.

Их манит услада,
Забвенье и дым,
Но только не надо
Завидовать им.

Пусть трудно и сложно,
Пусть чаша горька…
Их сила ничтожна,
А ваша – крепка.

Час борьбы

В час тяжелых мук,
В самый жуткий миг
Не терзайся, друг,
Не черни свой лик.

Не считай потерь,
А смотри вперед;
Этот миг, поверь,
Без следа уйдет.

Час борьбы порой
Как порог во Храм,
От тоски ночной
Пробужденье нам.

Отшумит парад
Грозовых атак;
Не тревожься, брат,
Это добрый знак.

В кольце

Ударил колкий вихрь в лицо,
Зажали темные в кольцо.
Налево мрак, направо мрак.
Не обойти его никак.
Вперед нельзя – обрыв крутой,
А сзади ветер штормовой…
Но в высоте горит звезда!
И путь наверх открыт всегда.

Подмога

Как волка обложили флажками,
Но про то горемыки забыли,
Что мы не были сроду волками,
Хоть и овцами тоже не слыли.

Непроглядной бывает дорога,
Одинок в окружении воин,
Но с небес уже мчится подмога,
Коль ее получатель достоин.

Лучший план

Когда воспрянет разом черный стан
И напряжется неуемным хором,
Тогда, поверьте, самый лучший план
Осуществится под его напором.

Молния духа

«Чем хуже, тем лучше». Воистину так!
Короче крутая тропа.
Растет напряженье, безумствует враг,
Как тучи роятся дугпа*.

Но помня о Главном, к Вершине иди!
Незыблемый Щит над тобой…
И молния Духа сверкнет впереди,
Разя неприятельский рой.
__________________
*В данном случае – темные мысли.

Препятствие

Препятствие – вот шанс один из тех,
Которые ведут к успехам новым;
Но будет та удача, тот успех,
Как невод переполненный уловом.

Препятствие – возможности искра,
Что устремленный дух воспламеняет.
Во благо все, коль подошла пора,
И новый путь уж зорями сияет.

О прошлое, ты тянешься как тень;
На кручу не взойти по плоской тени;
Но впереди препятствие – ступень;
Пошлем привет возложенной ступени.

Благословение небес на нем,
В нем сил прямое отраженье;
Препятствие, тобою мы растем,
Прими же и от нас благословенье.

Освобожденье

Кому громадные именья
И тонны дорогих тюков,
И самородки с рудников…
Ну а кому – освобожденье
Дороже золотых оков.

Отрада сердце наполняет,
Когда как снег под Новый год
Вдруг с неба благодать сойдет,
И мысль в просторы улетает
От суеты пустых забот.

О, эти чудные полеты! –
Триумф свободы, высоты…
Там звезды дарят нам цветы,
Когда мы мчимся как пилоты
В просторах огненной мечты.

Владейте

Когда-то слышали мы Глас:
«Отдайте все за путь к Вершине».
Теперь иной звучит Указ:
«Владейте, ваше все отныне».

Сознанья расширяя круг,
Указу новому внимая,
Воспримем блага, что вокруг,
Своими их не признавая.

И преумножив, отдадим
Все без остатка, что имели.
Лишь так владея, устремим
Свободный дух к высокой цели.

Суровость

К кому отнестись сурово?
Конечно, к самому себе –
Ведь продвижения основа
Лежит во внутренней борьбе.

Любовь являя и терпенье
Тому, что окружает нас,
С самим собой начнем сраженье
Во всякий день и в каждый час.

Предъявим истинные счеты
И будем жесткими вдвойне,
Чтобы не уступить ни йоты
С самим собой наедине.

Пространственные зовы

Наполняет пространство Указ,
Но направленно не ударяет;
Он соцветием благоухает,
Проникая в сознание масс.

Всеобъемлющ тончайший эфир;
Не для избранных льется Ученье;
Всех касается луч устремленья
В эволюцию, в солнечный мир.

Всех зовет высоты благодать;
Но, как прежде, дремучи покровы;
И ее светоносные зовы
Лишь сужденные могут понять.

Щит молчания

Непонимания скалу
Словесным градом не дробите.
Лишь раз один мечом взмахните
На оскорбления стрелу.

Напрасны реплики и спор,
Когда сознанье не внимает
И стрелы яда посылает,
Не думая, почти в упор.

Но мудрый в духе промолчит,
Энергию не расточая,
Сою лишь силу утверждая.
Несокрушим молчанья щит.

Огни духа

Сила духа есть сила огней,
Но они не проявятся сами;
В череде утомительных дней
Подвиг воли сверкает огнями.

Ни унынье, ни зависть, ни страх,
Ни другие тушители Света
Не затмят уже блеска в глазах,
Не наложат махровое вето.

Если сердца огни возжены
И возносятся к небу лучами,
Им капризы стихий не страшны,
Им и звери виляют хвостами.

Позади все мосты сожжены

Позади все мосты сожжены;
Разорвалась железная цепь…
И несутся в галоп скакуны,
Поджигая подковами степь.

Это время в гремучей пыли
По широкому мчится ковру,
На камнях, как на нервах земли,
Высекая мгновенья искру.

Это мы устремились за ним,
Это наших желаний костер,
Это мы сквозь пожары летим,
Через пламя и дым – на простор.

Простор

Не желайте затишья себе,
Не ищите покоя в болоте;
На стремнине, в потоке, в борьбе –
Только там вы его обретете.

Но покой этот будет не пень,
Что трясиной и мхом замурован;
Это огненный камень-кремень,
Что ударами волн отшлифован.

Тот покой не в забвенье на дне
Среди мути и топкого ила,
Тот покой напряжен в быстрине, 
Где рождается стойкость и сила.

Люди

Как прежде встретите меж вас
Четыре разных рода –
Четыре группы в гуще масс
И скопища народа.

Начнем с последних. Темнота
В глазах у группы этой;
Им не хватает лишь хвоста –
Врагам Ученья света.

Они затеят дикий спор,
Их опаляет пламя;
Но знайте – это просто сор 
Под вашими ногами.

Пройдите этот шумный рой,
Там дальше третья группа;
Она ослеплена судьбой
И отвернется тупо.

Вторые трепетно вздрогнУт,
Их узы наисходе;
Они уже томятся, ждут
И рвутся ко свободе.

Но первые поймут призыв
И сразу отзовутся;
Прекрасен пламенный порыв,
Сердца их звонко бьются!

Им, первым – меч и блеск щита, 
Им – огненность стремлений,
Им – и победы красота,
И луч благословений.

Стремящийся

Стремящийся к высшему знанию гор
Несет в своем сердце священный дозор.

Невидима доблесть в поступках его,
И люди не знают о нем ничего.

Спасенные чудом в кварталах ночных –
Он вел и не спрашивал имени их.

И тем, кто на скользкие тропы вставал,
Он руку свою с высоты подавал.

И в шторм кораблям, чтоб не сели на риф,
Сигналил, фарватер в ночи озарив.

От сердца стрелу налету отводил
И дух боевой перед битвой будил.

Не зная наград, не считая потерь,
Он шел и бесстрашно шагает теперь.

Но в списках героев не числится, нет;
Пространство – оно его поле побед.

Подвиг

Подвижность в духе или плоти –
Важнее что? Не нам судить!
Звучит струна на звонкой ноте…
То весть пространства, может быть.

Оборвалось… как не бывало,
Но сердце слышало мотив;
Оно усиленно стучало
И отзывалось на призыв.

Звезда Героя! Там, быть может,
На этом огненном крыле
Уже сложилось то, что сложит
Когда-то, кто-то на Земле.

Какое слово! Сколько мощи!
За ним восторженность и грусть,
За ним нетронутые рощи,
Где небом голубеет Русь.

Тайна

Все на свете не случайно,
Есть на все ответ;
Много тайн и Космос тайна,
Но чудес в нем нет.

Россыпь звезд сознанье кружит
Среди тусклых сцен,
И какой-то силе служит
Каждый феномен.

Время мудро и сурово
Открывает путь;
Просветляются покровы,
Обнажая суть.

Сверхъестественных событий
Попусту не жди,
Но вопросов и открытий
Бездна впереди.

Врата

Открыты первые врата –
Исчезла суеты пучина;
Нас окрыляет высота
И манит битвы дисциплина.

А там – за новым рубежом,
За сокровенными вратами
Мы сердцем трепетным поймем
Общенье с дальними мирами.

Потом и третий рухнет щит,
И третьих врат падут оковы;
За ними разум разглядит
Движенья вечного основы.

И наконец – четвертый страж,
Он путь укажет нам Астральный;
Тогда развеется мираж,
И заблестит ковчег хрустальный.

Действуйте

Действуйте! Сила в движеньи.
Пусть прорастает зерно.
К свету найдет направленье,
Гибкий росток все равно.

Радуйтесь! Сила в улыбке,
В блеске сияющих глаз,
Действуйте! Даже ошибки
Опытом будут для вас.

Преображение

Теперь идите без оглядки,
Коль устремления накал
Зажегся в вас; ведь недостатки –
Для творчества материал.

Самих себя преображая,
Мы непременно ощутим,
Что мир от края и до края
Становится совсем другим.

Святые

Куда направить мужество
И волю устремить?
К Огню! Лишь с ним содружество
Дарует право жить.

Посмотрим на избранников
Бессмертных и святых,
Не только кротких странников
Увидим среди них.

Увидим лик воителей,
Героев и царей,
Отважных покорителей
И суши, и морей.

Но есть одна особенность
В характерах у них –
Незыблемая Огненность
Она творит святых.

Молитва

«Отец, испепели мой мозг,
Коль он змеится мыслью ложной,
И руки растопи, как воск,
Коль труд вершат они безбожный,
И в сердце гневное мое
Вонзи возмездия копье».

«Сын Мой, коль Правду ищешь ты,
Не причиню тебе терзанья,
Но среди шумной суеты
Оставь минуту для молчанья.
Тогда невидим для очей
Коснусь Я сущности твоей».

Свидетельство

«Поступки, как блуждающие тени»,
Как контуры неточных отражений,
Но истина в сознании живет.
Смотрите – среди дикого разгула
Лучами чья-то аура блеснула;
Ему поверьте, он не подведет.

Порой изображаем мы покорство,
Скрывая ложь за маскою притворства,
Скрывая в мыслях жала острие.
«Поступки, как блуждающие тени»,
Но неподдельны краски излучений;
Они одни – свидетельство твое.

Флаг

Над страною взвился флаг;
Это аура державы,
Это будущего знак:
Пораженья или славы.

Посмотрите на тона,
Это в них ответ найдете –
Или падает страна,
Иль находится на взлете.

О, зловещие штрихи,
О, кровавые разводя…
За свершенные грехи
Вы караете народы.

За достойные дела
Чистотой сияют стяги.
Флаг держава избрала
И судьбу свою – на флаге.

Лети!

Как пороги чудных врат
Испытания лежат;
Это в будущее мост,
Это опыт, это рост.

Прочь, унылый маскарад!
Кто не шел поверх преград,
Тот еще не на пути.
Мысль победная, лети!

Достоинство

Волны красиво встречать,
Не уклоняясь от ветра, -
Это достоинство Света!
Это закалка меча!

Не обернувшись, пройти,
Силу врагов не считая,
Козни преград презирая –
Это героев пути.

Интервью

«Я честь и славу воздаю
Двум качествам отважным…» -
Сказал однажды в интервью,
А кто? – совсем не важно.

Другое важно: для людей
Стремлений нет главнее…
Одно стремленье – стать сильней,
Второе – быть добрее.

В единстве сила с добротой
Решат любое дело;
И нет другой четы такой,
Чтоб все преодолела.

Ведь что такое доброта,
Когда она без силы?
Она бесплодна и пуста,
Ее бескровны жилы.

А сила под началом зла
Такое сделать может…
Она разрушит все дотла,
Сметет и уничтожит.

Но если вместе их сложить
Под небосводом веры,
Они дадут возможность жить
И созидать без меры.

Откроем же бесценный ларь;
Пусть благо водворится.
Ведь сила – это духа царь,
А доброта – царица!

Трудности

Трудности жизни – ступени пути;
С ними не следует биться.
Трудность поможет и выход найти,
И в высоту устремиться.

Слава врагу – он энергию даст,
Чтобы ускорить движенье,
Чтобы отбросить гнетущий балласт,
Чтобы развеять сомненья.

Каждая трудность возможность несет,
Словно бы мост над преградой;
Тем, кто заметит его и пройдет,
Будет удача наградой.

Идя через огонь

Идя через огонь и дым,
Сверкайте молодостью духа;
И ветра песнь коснется слуха,
И свет удачи – молодым.

Летя над черною молвой,
Горите пламенным желаньем;
Пусть даль откроется сияньем
За тенью тучи грозовой.

Творите, сердцем воспаряя,
Читая огненные знаки!
Ваш путь в ночи, но не во мраке;
Простор открыт, блестит заря.

Проба

Нам не нужен трафарет
Тусклых повторений;
В необычности секрет
Новых достижений.

В беспредельности для всех
Явлен путь особый.
И отметится успех
Только высшей пробой.

Похвала

«Поругание темными есть похвала».
И еще – приближение сроков.
Не ищите похвал – это пыль и зола
На увядших венках лжепророков.

Трасса достижений

Подъем предшествует паденью;
Но чтоб, поднявшись, не упасть,
Предъявим новому владенью
Неукоснительную власть.

Чем выше трасса достижений,
Тем притягательней кювет;
Так мало взлетов и падений,
Так мало истинных побед.

Равновесие

Когда натянутой струной
Тропа над бездной зависает,
Тогда идущий точно знает
Какой ее пройти ценой.

Он все, что есть, тогда б отдал
За это качество… Храните,
Шлифуйте, мастерски граните
Его спасительный кристалл.

Воителям духа

Сквозь джунгли движутся слоны,
Маршрут не прерывая…
Вот так и вы идти должны,
Преграды презирая.

Теперь вам надо привыкать
Разить врагов нежданных
И постоянно побеждать
В сраженьях постоянных.

Еще вам надо полюбить
Потерям улыбаться,
Легко грядущее творить
И с прошлым расставаться.

Пустынные львы

«Мы отказались и приобрели».
Все отдали, и Наше все отныне.
Как по струне над бездною прошли,
Подобно львам, идущим по пустыне.

Кого стихийный натиск не страшит,
Чья воля не трепещет под волнами,
И чья рука пред битвой не дрожит,
Подняв победный меч, тот будет с Нами.

Поскольку доблесть духа в нем жива
И устремленность звездного размаха.
И кто ответит на рычанье льва? –
Лишь лев, такой же лев, лишенный страха.

Огненная сила

Сила – вот вечный земной идеал,
Если взглянуть исторически.
Раньше считали, что тот побеждал,
Кто был сильнее физически.

Позже умели врага поражать
Жесты и речи активные.
Время летит и пора заменять
Методы паллиативные.

Будем как пламя, сжигая лучом
Призраки мрака и траура.
Ведь побеждает всегда и во всем
Только сильнейшая аура.

Битва с тьмой

«Свет не борется со тьмою,
Но сжигает, вытесняет…»
Неподдельной красотою
Он пространство наполняет.

И добро, коль станет биться
Как развязанная стая,
Сразу злом преобразится,
Только хаос умножая.

Битва с тьмою безнадежна,
Даже если есть отвага;
Одолеть ее возможно
Лишь созданьем массы блага.

Духа продвиженье

Как солнца ежедневный путь
Пусть будет духа продвиженье.
Источник огненный задуть
Не смогут бури и волненья.

Они лишь листья унесут,
Просторы очищая веснами,
И дружные ростки взойдут
На поле самом плодоносном.

Если не мы, то кто?!

Если не мы, то кто?!
Мощны единством хОры!
Нам мысль дана на то,
Чтоб насыщать просторы.

Ведь сила не в речах,
Но в огненном сознанье;
В невидимых лучах
Творится Мира Зданье.

Выбирай, поторопись

Выбирай, поторопись!
Времени осталось мало;
Нынче сферы все слились,
Всех судьба перемешала.

А уж завтра нас магнит
По закону устремлений
Как по нотам расслоит
На громаду поколений.

Стрелка времени сверкнет,
Словно солнечная лопасть
И вихрЯми разнесет
Души к звездам или в пропасть.

Кто куда… Удельный вес
Всем готовит назначенье – 
От сияющих небес
До глубин окамененья.

Выбирай, поторопись!
Времени осталось мало;
Нынче сферы все слились,
Всех судьба перемешала.

Каков он – мир?

Каков он – мир? Поведайте, кроты.
«Он узок и чернее темноты».

А ты, дельфин, каким находишь мир?
«Он весь в волнах и синий как сапфир».

А ты, орел, что видишь ты с высот,
Когда летишь в заоблачный полет?

«Он легок и прозрачен как эфир,
Он необъятен – наш прекрасный мир».

И люди тоже, как кроты, порой
Увлечены своей земной норой.

Рожденный ползать не взлетит вовек,
Но ты рожден для неба, Человек!

Сужденное

Сужденное явится в срок,
Как молнией вспыхнет отвесной;
И хлынет счастливый поток
На нас благодатью небесной.

И ночи наступит конец.
Смотрите – как даль озарилась!
Пошлем ей восторги сердец,
Чтоб солнце скорее пробилось.

Пусть будет тепло и светло,
Пусть будет любовь и отвага,
Пусть лопнет завесы стекло
Во имя Всеобщего Блага!

Сквозь тьму

Период самый грозный наступил,
Подходит час проверки наших сил;
Любая слабость и уклон любой
Влекут удары следствий за собой.
И даже незначительный изъян
Становится причиной жгучих ран.
Взбесилась тьма, рычит, оскалив пасть,
Малейший повод ищет, чтоб напасть,
Готова всех на свете растерзать,
В агонии ей нечего терять,
Кончину чуя, мечется, губя,
Уже сама на части рвет себя.
Сквозь те прорехи свет блестит лучом,
И мы на эти проблески идем,
Торжественность и чистоту храня.
А тьма боится чистого огня.

Приход Вождя

Когда темнота впереди
Блокирует все переходы,
Тогда и родятся Вожди,
Чтоб вывести к Свету народы.

Тогда и приходит Герой,
Огнем зажигающий души,
Чтоб рати вести за собой
И призраки черные рушить.

Как радуга после дождя,
Так вспыхнут небесные сферы…
Примите всем сердцем Вождя –
Носителя истинной веры.

Посланника высших миров,
Глашатая мощных событий,
Как волю всесильных Богов,
Как звездную славу – примите!

Пробой

Все будет только усложняться.
Таков закон – перед грозой
Заряды к полюсам стремятся,
Чтоб вызвать огненный пробой.

Пусть соберется в кучу злое,
Пусть выявится в полный рост,
Чтобы всего одной стрелою
Решить запутанный вопрос.

Чтобы сверкнул один могучий,
Один молниеносный блик.
И чем черней на небе тучи,
Тем ближе этот светлый миг.

Багровая роса

Просто рвут сознание вихрИ;
Где-то завязался бой суровый;
Кровоточит полотно зари
И росою стелется багровой.

Налились, набухли небеса;
Их к земле как будто придавило.
Это багровеет не роса,
Это кровь пролитая застыла.

Победа

Она пришла! Взошла на пьедестал,
Не оставляя у подножья следа,
Но в каждом сердце свет ее сиял
Звездою майской с именем – Победа!

Царица Мира

Тебя хазарские набеги
Терзали лютостью своей,
Но Ты плыла звездой в ковчеге
Над дымом выжженных полей.
Тебя орда не растоптала;
Как не глумился грозный хан,
Но сила Русская восстала
И сокрушила черный стан!
Прельщался недруг легкой славой,
А получал позора груз –
И швед, разбитый под Полтавой,
И обездоленный француз…
И немец шел железным клином,
Чеканя варварской пятой,
Но поднимался исполином
Могучий Дух земли святой
И побеждал! Врага сурово,
Мечом возмездия разя,
Доказывая миру снова, 
Что покорить Тебя нельзя.
А нынче на морях и суше
Бушует битва пострашней –
За человеческие души;
И вновь Ты в эпицентре в ней.
В осаде тьмы. И не случайно – 
Сверкнув сияньем чистоты,
Ей вдруг твоя открылась тайна – 
Царицей мира будешь Ты!
В Тебе кипит младою кровью
То благородное вино,
Что в Откровении Любовью
Спасителем наречено.
Ты к Свету поведешь народы!
Тебе – и Красота и Власть!
Так царствуй! – пламенем свободы
Заря Твоя уже зажглась!

Белое и черное

Гудит на перекрестках бытия
Компания ночная оголтелая…
Но мир делить на черное и белое
Не наша с вами миссия, друзья.

Не по пути, конечно, с ними нам;
То аксиома, истина бесспорная…
Но мир делить на белое и черное
Положено всевидящим Богам.

В себе бы разобраться и понять
Какие силы в нас змеятся кобрами,
Чтоб их отсечь и стать навеки добрыми,
 И злое никогда не повторять.

Звезды

Пусть вспыхнет звезда голубая,
Пусть вспыхнет звезда огневая
И даже… и даже любая,
И черную в духе приму.

Она возвестит о сраженье,
Она возвестит о крушенье,
Она возвестит о стремленье
Разить беспросветную тьму.

Но лучше, конечно, цветные…
Серебряные, золотые…
Светите поярче, родные
Сознанию, сердцу, уму.

Благо

Под вечностью Знамени Мира,
Под символом высшего Флага
Взывает священная лира
К творенью Всеобщего Блага.

Всеобщее – значит и наше.
Как блики бескрайнего моря,
Тем будем мы ярче и краше,
Чем яркости больше в просторе.

И тем будет легче дышаться,
Тем радостней сердце забьется,
Тем души сильней озарятся…
Чем выше мечта вознесется…

Единый мир

Как в поле каждый колос,
Как в хоре каждый голос,
Как капли, слитые в реке,
Как буквы, сбитые в строке,
Как струны благозвучных лир…
Так мы творим единый мир.

И чем полнее колос,
И чем сильнее голос,
Прозрачнее вода в реке,
Чудеснее слова в строке,
Чем мелодичней звуки лир…
Тем он прекрасней – этот мир.

Последний перевал

Шло восхождение веками,
И вот – последний перевал;
Последний… Уж за облаками
Оазис горный засиял.

Но льды сурово обступили,
Лавиной набежала тень
И ветры, вихри закружили;
Смешалось все: ни ночь ни день…

Последний – значит самый трудный,
Трудней прошедшего всего.
Из нашей связки многолюдной
Кто сможет одолеть его!?

Скрипят крюки, страховка рвется
И жжет стихия как огнем,
Но у виска упорно бьется
Одно решение: «Дойдем!»

Дойдем! Пусть силы наисходе,
Пусть перекрыты все пути…
Мы столько шли к своей свободе,
И мы обязаны дойти!

Гимн Алтаю

Веками просторы Сибири
Святыню свою берегли;
Алтай – это эра России!
Алтай – это слава Земли!

Живи – страна красот!
Расти – страна высот!
И звездами блистай!
Цвети, живи Алтай!

Лучи Золотого Восхода
Твои озаряют луга,
Катуни лазурные воды,
Священной Белухи снега.

Живи – страна красот!
Расти – страна высот!
И звездами блистай!
Цвети, живи Алтай!

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *